Питерский парнишка
пестимист
Сегодня я работаю почти неощутимо, на границе с отсутствием деятельности как таковой. И причина снова кроется в атмосферном давлении. Ах, как чудно было раньше - когда вес его не ощущался так остро! Мне необходимо чаще отдыхать и это совершенно определенно. Но пока что я не могу себе подобного позволить.
Кроме моей страсти, написания статей, есть, еще пока, основная кормилица, работа. И вот на ней сегодня просто аншлаг. Все неожиданно вспомнили о своих делах ко мне и идут нескончаемым потоком. Это хорошо для премии и плохо для самочувствия.

***

Вчера привезли цемент и шпаклевку. А я как раз закончил доедать пиццу. Подняв два мешка по 20 и 25 кг на пятый этаж, хоть и с лифтом, но потаскавшись по этажам, я живо ощутил всю бренность бытия, и в очередной раз пообещал себе, что больше таскать тяжести я не буду. Правда, больше пока и не предвидится.

***

Перечитываю "Мастера и Маргариту", последнюю прижизненную редакцию. Как всегда, открываю для себя забытые места. Как всегда, поражаюсь таланту Бортко, который буквально дословно претворил в жизнь произведение Михаила Афанасьевича Булгакова.
Мы стали гораздо циничней и злее за прошедшие годы, и сегодня Воланд бы, пожалуй, подивился с нас, но в целом, наверняка, он бы мог нами гордиться. Мы движемся в бездну с песнями и плясками, утопая в крови и классовом неравенстве, имея двойную, а порой, и тройную мораль - мы бесконечно прекрасны. Прекраснее нас только жители Рио-де-Жанейро (в который так стремился Ося Бендер), готовые застрелить друг друга ради сомнительного шанса поживиться сиюминутными деньгами.
Тогда были ограничения, была цензура, были рамки. И многие стонали под большевистским гнетом. А вот теперь рамок нет, а есть свобода. Только никто не помнит, что:
"Свобода - это, в первую очередь, не привилегии, а обязанности."
Камю А.
Впрочем, я увлекся софистикой, вам неинтересной, мне не нужной, и в целом, бесполезной. К тому же, что я могу сказать, чего не сказано было за минувшие тысячи лет, преимущественно, в пустоту. "Так опустим завесу жалости над этой нелепой сценой", как говорил еще один писатель.
В целом прочтение романа навевает приятное состояние души, Булгаков лечит избитое сердце, жаль только, что некоторые его произведения и части из оных, имеют сильное склонение в сторону определенного образа мыслей, что делает невозможным его пребывание в рядах академической классической литературы, поэтому, простите меня за мою прямоту - он не вечен, в силу того, что необъективен. Хоть он, кажется, и не ставил перед собой задачи быть объективным.
Кстати, вы знали, что написать роман его сподвиг подарок друзей семьи? По воспоминаниям жены Булгакова, друзья, в шутку, подарили ему книгу, так как герой книги был однофамильцем Михаила Афанасьевича. По сюжету, это был молодой инженер, который по всей Москве гонялся за дьяволом, похитившим его жену. Пошутили, посмеялись, а чуть позже Булгаков решить написать "Дьяволиаду", которую сжигал, восстанавливал, переписывал и редактировал до тех пор, пока мог говорить.
Когда он писал знаменитое письмо Сталину, упомянул, что уничтожил рукопись "Дьяволиады". После понял, что погорячился, но, что написано пером... В результате поступил писатель хитро: порвал рукопись вдоль листа и сжег правую половину, таким образом, у него на руках осталась половина прошитой рукописи, именно по ней писатель восстановит роман.
А "Собачье сердце"? Знаете вы, читатель, что рукопись романа около двух лет лежала в НКВД, вместе с дневником писателя изъятая по доносу из его квартиры? Только после разговора со Сталиным по телефону, произошедшему после того самого письма, рукопись вернули Булгакову. Дневник - нет.
Например, профессор, в оригинальной рукописи, не хотел брать журнал не в пользу голодающих детей, а в пользу пролетариата. И на вопрос: "Вам что же, полтинника жалко, на поддержку пролетариата?" - отвечал утвердительно.
В общем, как я и писал выше - сильный писатель, великий мастер, но увы, покалеченный вместе со своей страной, потерявший себя в гражданской войне и так и не нашедший пристанища ни на одном из берегов, оставшись где-то посередине. Увы, но можно даже назвать отдельное его творчество конъюнктурой. Например, "Пастырь": пьесу про молодые годы Сталина...
Хотя я опять увлекся. Это погода так действует на меня, что я утекаю влекомый потоком мыслей и не желаю возвращаться обратно, а между тем, настрочил уже порядочно, сев написать как у меня дела.

***

Попробовали пиццу в Оллис. Пицца там вкусная и лучше, чем у 2Берегов, да и суши тоже. Особенно приятно отсутствие изжоги и тяжести после употребления их в пищу.
Видимо, это наш новый ресторан с доставкой.

***

С улицы тянет гарью, голова заключена в тиски и, кажется, вот-вот расколется пополам. Но боли нет. Странное ощущение. Это мои уставшие сосуды реагируют на пониженное давление. Завтра я оклемаюсь и буду работать. А сегодня буду отдыхать. Хотел написать что-то еще, но Михаил Афанасьевич сбил меня с пути.

@темы: Булгаковщина, Отсебятина